О банковском надзоре в России, часть 1

Поговорим о банковском надзоре, который по законодательству должен осуществлять Центральный банк Российской Федерации.

Я уже несколько раз писал, что считаю банковский надзор в России слабым. Можно сказать и иначе — он просто не действует. В чём причины — не знаю. Это может быть как профнепригодность ответственных сотрудников, так и какая-то их заинтересованность в происходящем. Я не следователь и не судья, а потому никаких материалов дела и тем более приговоров предъявить не могу, но даже если просто собрать воедино информацию из открытых источников и с самого сайта ЦБ, то картина получается крайне печальная и не лицеприятная для Банка России.

Начну, к примеру, с описания ситуации с институтом представителей. в марте 2014 года Банк России в соответствии со статьей 76 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» ввёл Уполномоченных представителей в 58 банков страны. Ещё раз, с марта 2014 года в 58 крупных банках страны работают официальные представители ЦБ РФ, имеющие полное законное право получать информацию о размере вознаграждения органам управления банка, участвовать без права голоса в заседаниях органов управления, а также получать информацию и документы о деятельности банка по вопросам кредитования, выдачи гарантий, управления активами и пассивами. Фактически это «глаза и уши» ЦБ, которые по логике должны сигнализировать о проблемах на ранней стадии.

В какие же банки ввели тогда представителей? Весь список публиковать не буду, выделю интересное:
ОАО «Балтийский Банк» (с августа 2014 года на санации у Альфа-Банка);
ОАО «УРАЛСИБ» (4 ноября 2015 года передан на санацию Владимиру Когану);
ОАО АКБ « Пробизнесбанк» (12 августа 2015 года отозвана лицензия);
ЗАО АКБ «НОВИКОМБАНК» (в настоящее время испытывает трудности и владеющая им Госкорпорация «Ростех» будет проводить крупную докапитализацию);
ОАО АКБ «Инвестторгбанк» (в сентябре 2015 года передан на санацию АСВ, а затем — Транскапиталбанку);
ООО «Внешпромбанк» (18 декабря 2015 года введена временная администрация, 21 января 2016 года отозвана лицензия);
ОАО НБ «ТРАСТ» (в декабре 2014 года передан на санацию банку «Финансовая Корпорация Открытие»).

Нормальный такой список, да? Но и это ещё не всё. По состоянию на 01.01.2015 представители ЦБ были назначены уже в 141 кредитную организацию, в том числе, к примеру, в ОАО «БАНК РОССИЙСКИЙ КРЕДИТ», ЗАО «ТУСАРБАНК», ОАО «Крайинвестбанк», ООО КБ «Транспортный», ООО КБ «ИНТЕРКОММЕРЦ».

Все перечисленные банки — действующие лица крайне громких историй с передачей на санацию, либо отзывом лицензии. В большинстве случаев ЦБ через некоторые время после случившегося сообщал о гигантских объёмах незаконно выведенных из банков активов. Вопрос — куда же смотрели представители ЦБ всё время своего присутствия в жизни этих банков и участия в заседаниях органов управления? Почему они не заметили вывод активов? Ни разу не было сообщено о каком-либо наказании такому вот представителю. ЦБ просто внезапно забывает об этом в момент отзыва лицензии, обвиняя во всём руководство конкретного банка. А ведь кроме представителей Центробанк наблюдает за отраслью через тонны отчётности, сдаваемой всеми коммерческими банками. Но опять — ЦБ не при делах, просто внезапно выясняется, что из очередного банка выведены несколько десятков миллиардов рублей и этого никто не заметил.

Однако описанное — не самый яркий пример любопытного поведения Центробанка в части банковского надзора. В конце 2015 года случилась ещё более показательная история, достаточно широко освещавшаяся в СМИ, но об этом я напишу во второй части описания своего мнения о банковском надзоре в России.

Комментировать